Вернуться в библиотеку

Шевцов Олег

Иллюстрация

Пробуждение после давешней небольшой пьянки принесло с собой головную боль и страшный сушняк. Впрочем, небольшой вчерашнюю попойку назвать можно было с огромной натяжкой. Во рту было гадко, в комнате стоял запах перегара. Андрей вспомнил, что в холодильнике нет пива. Судя по тому, что было еще темно, была ночь или раннее утро. Открывать глаза не хотелось. Лучше полежать еще чуть-чуть может, удастся заснуть, а тогда глядишь, и головная боль пройдет. Мысли текли медленно и он стал дремать. Вспоминались сцены вчерашнего дня. Сначала ресторан: холодная водочка под хорошую закуску. При воспоминании о водке Андрей исподволь почувствовал отвращение ко всему, что льется, горит и можно пить. Потом, небольшой пробел в воспоминаниях.

Как они очутились в этом пивном баре он так и не вспомнил. Но между рестораном и баром было еще несколько бутылок вина, это Андрей относительно точно помнил. Далее следовала сауна, опять с водкой и пивом. После чего его, как самого вдрызг насвинячившегося компаньона, отправили на такси домой. При мысли о доме его чуть-чуть передернуло: Катя наверняка опять обиделась. Но вспомнив, что она еще на море, вздохнул с некоторым облегчением: жена приезжала только через неделю.

Воспоминания текли подобно медленной реке. В салоне у таксиста играла какая-то популярная песенка. Тогда он пытался подпевать, а сейчас не мог даже вспомнить мотив. Таксист был не против - ему хорошо заплатили и сказали, что записали номер.

Время от времени он покачивал головой и что-то ворчал. Когда он уезжал, Андрей немного протрезвел и даже вполне осмысленно и самостоятельно проковылял к воротам, сказав на прощание таксисту что-то вроде ад-дье.

Отвращением к себе накатило липкой, смрадной волной- цунами. Подумалось: надо же так было набраться. Дальше в воспоминаниях был легкий туман, но он точно знал, что калитку в воротах он замкнул, хотя это и было очень сложно. Полная луна светила ему в спину, когда он подходил к крыльцу. Андрей несколько раз ронял ключи, пока не отыскал нужный. Дверь не хотела открываться.

Тогда он оставил ключи в покое и начал стучать в дверь, пытаясь разбудить жену. Вспомнив, наконец, что она все еще на море, он, некоторое время, по инерции, еще продолжал стучать.

- Постой, а как же я тогда здесь оказался, это вроде похоже на диван? - Андрей стал рыться по карманам - ключей не оказалось.

- Наверное, в двери оставил, ладно утром разберемся. - Но память услужливо начала подсказывать, где ключи. После того как Андрею надоело тарабанить в дверь и он приземлился на крыльце, намереваясь поспать, сквозь двери, именно сквозь двери, к нему вышел маленький старичок. Роста этот старичок был примерно сажень , так, что Андрей, сидя, был немного выше его. Седые, вспатлаченные, длинные волосы плавно переходили в окладистую бороду до пояса. Одет пенсионер был во, что-то старое, шитое - перешитое, сильно залатанное. Некоторое время старче стоял и рассматривал Андрея, потом сказал:

- Во нажрался-то. - Голос у старца был какой-то странный, он звучал прямо в голове. Во время своих слов старичок неодобрительно мотал головой. Полусонный Андрей не почувствовал необычности происходящего, только удивление, что кто-то может находиться во дворе, когда ворота заперты. Тогда он спросил:

- Во, слушай мужик, ты хто? ( Здесь и далее автор сделал попытку передать на бумаге живую речь своих героев.) - Вопрос конечно дурацкий, но отнюдь не в устах пьяного, обращающегося к полупрозрачному старику, тем паче, в тот момент он казался Андрею вполне уместным. Выдержав паузу, старичок, кашлянув, молвил:

- Твоего прадеда Михалычем кажись, кликали? Ну, вот, можешь и меня величать оным. Вообще живу я здесь - стало, хранитель дома я. Ежели по вашенски, домовой - На некоторое время установилось молчание, в продолжении которого Андрей успел прикинуть, что:

- Вот именно так, наверное, выглядят лохматые, мшистые глюки во время белочки, - и хотя он, конечно, достаточно выпил, но не столько же, чтобы после первого раза.

- Нет, решительно надо завязывать, - подумал он, лежа на диване - тяжкие, ностальгические экс - студенческие пьянки с водкой, вином и пивом вперемешку ещени кого до добра не доводили.

- Что же там дальше то было? А вспомнил - поговорили мы еще немного, а потом он меня сквозь дверь провел. Помнится, света не было, и я завалился спать здесь.

Все это время за спиной Андрея раздавались какие-то странные звуки. Точнее он их слышал с самого пробуждения, но сейчас он стал воспринимать их как посторонние. Повернувшись на другой бок, Андрей увидел ворону. Ворона ходила по ковру и что-то клевала. Чтобы рассмотреть получше, ему пришлось сесть. То, что он увидел, показалось ему продолжением его необычных воспоминаний. Комната стала объемнее, вместительнее, точнее можно было сказать, что у комнаты убрали стены и поместили ее в более просторное помещение. Это помещение ассоциировалось с музейным залом. По правую сторону шел ряд больших окон. На полу были видны полосы лунного света из окон. Полнолуние. В одном из дальних прямоугольников стоял постамент с вазой. Рядом с постаментом, в тени стоял человек, который водил руками и что-то бормотал. Разглядеть человека Андрей не успел потому что его внимание привлекла ворона. Теперь он мог хорошо разглядеть, что же клевала птица. Ворона каркала и подпрыгивала, махая крыльями. Это были их баксы, которые они копили на машину. То, что это именно их деньги было видно из того, что рядом валялся ящик, где они хранились. Осознание этого застигло Андрея врасплох. Так, что он остался сидеть и наблюдать все происходившее далее с раскрытым ртом. Дальше события разворачивались стремительно. Человек в дальнем конце зала, до этого монотонно бубнивший вдруг что-то громко выкрикнул и поднял вверх руки, как дирижер во время кульминации симфонии. Сразу же по всему помещению поползли электрические разряды, с характерными щелчками и запахом озона. Один из таких разрядов попал в диван, на котором все еще сидел Андрей, не в силах оторваться от наблюдения происходящего. Волосы сразу же встали у него на голове дыбом, в прямом и переносном смысле. Разряды на полу перестали хаотически метаться. От вазы на постаменте к куче денег на полу протянулся яркий светящийся жгут, который уже не трещал, а гудел. Бедная ворона сделавшая отчаянную попытку взлететь была выброшена сквозь окно, с характерным звуком разбившегося стекла, смешавшегося с громким взрывом. Последнее, что Андрей видел, была яркая вспышка. Некоторое время Андрей нечего не видел и не слышал. Он все еще сидел на своем диване.

К боли в голове прибавилась боль в ушах и глазах. Сначала восстановился слух, в комнате что-то трещало и шипело. Потом, постепенно он увидел свою комнату, она была уже со стенами и окном. В том месте, где были разбросаны деньги, сейчас стояла та самая ваза из музея. Это, оказывается, от нее слышались щелчки и треск. Она была окружена световым коконом, внутри которого иногда проскакивали иголочки разрядов. Возле себя, на диване, Андрей обнаружил обертку от банкнот. Покрутив, он ее небрежно смял и бросил в направлении вазы. До вазы этот импровизированный снаряд не долетел сантиметров тридцать. Несколько мощных разрядов, вспышка и мелкий пепел разлетелся по комнате.

- Да хорошая вещь для уничтожения бумаг - подытожил Андрей изменившимся голосом. Звук собственного голоса вывел его из прострации. Он вскочил с дивана и стал расхаживать по комнате, не спуская глаз с вазы. С ее стороны каких либо поползновений не последовало, она все также стояла и потрескивала. Немного успокоившись, он рассмотрел комнату более внимательно. Ночь все еще продолжалась, и комната ярко освещалась луной. Из обстановки вроде бы нечего не пострадало, пустой ящик лежал на том же самом месте. Подобрав, его Андрей стал обходить комнату, держась подальше от вазы. Инстинктивно ящик он держал так, чтобы находится все время между ним и вазой - мало ли чего. Прейдя таким образом до окна он выглянул наружу. Тихо, спокойно, летний ветерок ласкает руку.

- Постой, какой ветерок? Окно закрыто - подумал он. Но на уровне пояса в обоих стеклах зияло аккуратное отверстие, диаметром этак с ладонь, без единой трещинки по краям.

- Красиво сделано - сказал он, проводя по краю отверстия - и острая - отдергивая порезанный палец. Бросив ящик, с пальцем во рту, Андрей пошел к дивану, не обращая внимания на предупредительное шипение со стороны вазы. Через пять минут уже слышался его мерный храп. Тихое потрескивание со стороны вазы иногда переходило в легкое гудение.

Кот Василий являлся интересной личностью. Иссиня черный, без единого белого пятнышка, и весь из себя какой-то крупный, он появился в доме Андрея с самого первого дня их переезда. Он пришел из неоткуда, никто его раньше не видел, ни соседи, ни грузчики, которые перевозили их мебель. Василий появился в самый разгар разгрузки. Деловито обошел комнаты, как будто говоря своим видом - да, здесь мне нравится, и улегся в прихожей на коврик, где вскоре и задремал. Из этого состояния его вывел общий сбор на обед. Среди образовавшейся сутолоки он занял место за столом. Попытавшийся было согнать его грузчик получил автограф когтями на руке. Как-то так получилось, что кот остался жить у них, признав за главного Андрея и подчиняясь только ему. Положение Василия упрочилось, после того, как было обнаружено, что в доме есть мыши, и он единственное радикальное средство в борьбе с ними. Чем он сейчас и занимался. Та ненормальная ворона, которая вылетела в окно с таким грохотом без сомнения более лакомый кусочек, но и мыши тоже ничего. Черная окраска иногда была не слишком хороша при общении с людьми, но сейчас скрывала кота в темной комнате. Долгожданный шорох в углу. Прыжок, удар лапой... ну, не каждую же ночь мышей есть. А, опять этот дедок поиграться решил. Как в прошлый раз видом мышки уже меня не обманешь, мы тебя щас куда-нибудь загоним. И вот уже кот гоняется за домовым. Удар кошачьей лапой - это конечно для старика ничего, а таки неприятно. Играя, они приближаются к комнате, где спит Андрей. Завидев уютное местечко домовой предпринимает рывок, намереваясь скрыться в мебели, так как ему уже надоели дикие пятнашки, в азарте не замечая, что пробегает сквозь вазу. Коту пришлось хуже, затормозить он не успел. Правда ваза обошлась с ним не так круто, как с бумажкой, но шерсть на лапах и усы опалила, отбросив в коридор, откуда он с воплем бросился наутек. Столь быстрое, и трагическое для Василия, завершение игры заинтересовало Михалыча, и он стал ходить вокруг вазы.

- Не наше это, не было этого у нас, - говорит он, имея в виду вазу. Остановившись, наконец, напротив нее он начинает, как будто бы трогать ее на небольшом расстоянии, но при этом не касаясь.

- Ваза-то нормальная, а вот узелков вокруг нее напутано много, видать кто-то очень старался. Да, развязать я их не смогу, зато своих сейчас добавлю! Вот и травочки подходящие у меня где-то тут есть. Он отходит чуть подальше и начинает шарить по карманам, доставая то, что в них лежит. На полу образуется импровизированная выставка старинных вещей. В основном это: вилки, ложки, ножи, золотые, и не очень монеты. Среди этого добра есть и новые предметы: зажигалка, малярная кисточка и лампочка. За павлиньем пером и керосиновой лампой появляются мешочки с травами. После рассовывания ненужной части своей добычи обратно по карманам, Михалыч приступает к подбору трав. Наконец закончив и с этим, и с запихиванием в карманы остатков трав, он переходит к задуманному. Подойдя поближе к вазе, он начинает обходить ее кругом, все время находясь к ней лицом. В это же самое время он разводит руками, и как будто поглаживает ее, при этом произнося то шепотом, то довольно внятно заклинания или молитвы. Сделав, таким образом, несколько кругов сначала в одну сторону, потом в другую он останавливается. Постояв некоторое время, бросает пучок трав на вазу. В воздухе пучок рассыпается и накрывает ее как бы зонтом, после чего ваза перестает потрескивать и шипеть. Зато сияние вокруг нее увеличивается, немного разрастаясь по яркости, и при этом приобретая ярко выраженный голубой цвет.

- С электричеством ейным разобрались, постоит пущай чуть-чуть. А мне теперича Васька, жизненно необходимо хозяина доискаться. - С этими словами он направляется к спящему Андрею. Подойдя к дивану, старец сначала взбирается на него, потом на Андрея. Потоптавшись немного, и найдя, наконец, то, что искал, домовой медленно исчезает в человеческом теле как джин из тысячи и одной ночи в своей лампе.

На этот раз пробуждение прошло не так эффектно, как в прошлый раз. Проснувшись, Андрей еще некоторое время лежит, не открывая глаз, аходясь в полудреме и переваривая события прошедшей ночи. Даже во сне он искал выход из ситуации, в которую попал. С Михалычем они отправились искать хозяина вазы по странным местам. Кое-где их страшно пугались, где-то совсем не замечали, и только под конец странствий, они нашли одно место, где им обещали разобраться и помочь, с тем, что они рассказали. С некоторой надеждой Андрей подумал, что это пьяный бред. Открыв глаза он оставил эту слабую надежду. Все было, так как он видел это ночью, только уже при свете дня. Нет не все - ваза перестала трещать и теперь от нее исходило, слабое в свете дня, голубое свечение. Поискав что-нибудь подходящее на полу он обнаружил недалеко от себя бумажку. Подобрав и скомкав, как ночью, он бросил ее в вазу. Ничего не произошло. Точнее ожидаемого взрыва с разлетанием пепла. Бумажка просто пролетела сквозь вазу, и дальше поскакала по полу, как будто там не было не каких редметов.

- Н да, - было единственное, что он мог сказать в данной ситуации.

Проснувшись, наконец, полностью он начал размышлять над всеми ему известными фактами. В конце концов, у него получилось примерно следующее:

- Кому-то очень хотелось, чтобы я в эту ночь не попал домой. За это говорит то что я не мог открыть входную дверь, хотя раньше с входным замком никаких проблем не было. К тому же отсутствовал свет, когда я уже вошел. Тоже самое- свет ни разу за год не выключали.

- Этот кто-то скорей всего тот, из музея - жаль разглядеть его не успел.

- Домовые по сказкам людям не вредят, если им конечно не сильно досаждают. Посидев еще немного, и так и не решив, домовой за или против него, Андрей задумал все-таки выяснить, где ключи. Для этого он пошел к входной двери. Как и следовало ожидать дверь была закрыта и ключей на крючочке возле нее не было. Тогда он пошел к окну, которое выходит на ту сторону, где и крыльцо. Высунувшись насколько можно из окна он не смог увидеть торчат ли в двери ключи или нет. Пришлось вылезать, помяв слегка цветы под окном. Как и следовало ожидать ключи торчали в двери. С первого же тыка дверь открылась. Изучив ключи и убедившись, что все на месте, Андрей вошел в дом. На встречу уже спешил Василий. Закрыв дверь, Андрей как всегда погладил кота.

- Хороший котик, хороший и мышек любит ловить, - не известно с кем больше разговаривая с собой или с котом, - да смотрю и тебе брат от этой вазы досталось, и откуда она взялась на мою голову. Ну что Васька, пошли колбаской угощу что ли?! - Такую фамильярность со стороны людей Василий терпел лишь со стороны Андрея, а с остальными после подобного обращения он обычно дела иметь не хотел. На кухне сначала ничего необычного, кроме большого количества мух, над неубранной еще позавчера посудой не обнаружилось, равно как и обещанной колбасы.

- Ну, сам съел колбасу или Василий помог, большая важность! В холодильнике все равно есть! - Проходя мимо стола Андрей зацепил лежащий на краю нож, отчего тот начал медленно вращаться. Обычно человек не замечает маленьких изменений в давно знакомых вещах. Тоже было и с ним. Удовлетворив, наконец, потребность кота в колбасе, он положил остатки обратно, в холодильник. В это время что-то заставило его посмотреть на дверь холодильника. На месте нашлепки с названием "Бирюса" красовалась табличка с арабской вязью. В холодильнике все было на месте, только некоторые названия на продуктах теперь были написаны иероглифами.

- Час от часу не легче - простонал Андрей после проверки всего содержимого холодильника, после чего ринулся проверять кухонный шкафчик. Шкафчик, сохранивший снаружи свой первозданный вид, содержал в себе много интересных, а главное, новых вещей, которых там раньше не было. Но самое интересное, что внутри он был намного больше чем снаружи. Андрей даже глазам своим не поверил, начав ощупывать предмет кухонной мебели, как изнутри, так и снаружи. Так конечно, не должно быть, но на ощупь и визуально так и было. Достаточно скоро ощущать себя натуральным болваном Андрею надоело, и он отправился на осмотр всего дома. Везде было почти одно и тоже - снаружи без изменений, а внутри что-то не так стоит, где-то больше, где-то меньше места, где-то лежит неизвестно что такое и абсолютно неизвестно как им пользоваться. Очередной раз Андрей удивился, заглянув в туалет. Вместо небольшой комнаты с недавним евроремонтом он обнаружил внутреннее убранство сооружений типа "клозет", с соответствующими щелями в стенах шириной в палец. Щели были даже с тех сторон, где стены примыкали к соседним комнатам. Зайдя внутрь Андрей сразу же продрог: внутри сооружения был мороз. Со всех сторон в щели виднелось заснеженное поле, продуваемое ветрами. Последним объектом посещения была ванна. Из-за приоткрытой двери слышалось свистение и щелчки, как это делали дельфины в популярном когда-то сериале "Флиппер". Впрочем, так оно и оказалось. Прямо с порога ванной комнаты начиналось морское дно. Кораллы, водоросли, стайки рыбок и где-то на пределе видимости остов погибшего корабля. Весь этот голубой сумрак пробивали солнечные лучи, в которых резвились дельфины. Два мира разделял дверной косяк. Здесь дом, а там уже море. Даже поверхность воды гладкая без ряби. Налюбовавшись идиллической картиной, Андрей поплотнее закрыл дверь. Не успел он отойти на несколько шагов как из-за двери полилась чудесная мелодия, и его снова неудержимо потянуло туда. На этот раз за дверью был морской берег с русалками, которые расчесывали волосы и пели. Под эту песню он и пошел как лунатик. Некоторые русалки косились в его сторону кокетливо улыбаясь. Из полубессознательного состояния Андрея вывели громкий вопль Василия и его острые когти. Наступить на хвост - такого покусительства на свою персону кот не смог простить даже Андрею. За что, в данном случае, тот был благодарен, так как благовидные русалки превратились вдруг в безобразных старух с пилами- зубами, которые уже приближались к нему и шипели. Очнулся он сидящим за кухонным столом и наблюдающим как вращается нож на краю стола.

- Перпета мобилей мне тут еще не хватало, а так все есть: и русалки и домовые. - Нож, как будто застеснявшись его начал сбавлять обороты, одновременно все ближе подбираясь к краю. Свое представление он закончил, войдя с хлопающим звуком по самую рукоятку в пол.

- Дергать отсюда надо, и чем быстрее, тем лучше, а то съедят и косточек не оставят. - В чем пришел вчера вечером, только что в домашних тапочках он бросился из дома. На его удивление калитка оказалась открыта. За воротами был густой туман, хотя сзади вовсю светило солнце. Шаг за калитку... легкая потеря ориентации, еще шаг и он ударился головой об дверь. Его пыл быстро охладил царивший вокруг мороз. Дверь была заперта на внутренний крючок. Впрочем, он не хотел открываться, пока Андрей полностью не успокоился и не замерз. В кухне все было по-прежнему, разве только испугавший его нож лежал посредине стола.

После нескольких попыток выбраться за пределы забора Андрей оставил эту затею. Пришло время обдумать предельно серьезный план действий по своему спасению.

Диван как всегда радушно принял Андрея в свои теплые объятия. Насмотревшись изменений, которые сделал в его доме этот Некто, оставалось строить гипотезы, в свете фантастических произведений, когда-то прочитанных.

- Уменьшить или увеличить объем, за счет соседнего пространства можно, как я уже понял. Также возможно закольцевать некоторую часть пространства - не важно какую. Можно также совместить соседние пространства, каким образом это сделать другой вопрос. Главное зачем? Скорей всего мое присутствие просто помешало этому Некто довершить, что-то до конца, поэтому начался весь этот ералаш. В происходящем мы вроде как бы разобрались. Теперь что делать? Работает - ли телефон, и как?

Протяжные гудки в телефонной трубке продемонстрировали, что работает.

- В милиции меня не поймут, зато психиатры, которых они вызовут, поймут очень хорошо. Друзья, после вчерашнего, наверное, посоветуют подлечиться пивком. Остаются экстрасенсы, колдуны, священники - во общем все кто имеют дело с неномальными явлениями. По-моему так.

Когда очень чего-то надо действует правило "бутерброд всегда падает маслом вниз", как сейчас - ящик в котором хранились газеты находился в зоне действия изгибов пространства, или как там их еще. Газеты оказались нечитаемы вовсе, по причине незнания подписчиком иностранных языков. Единственным источником информации по интересующему Андрея вопросу оказался обрывок газеты, начала века. В одной из заметок было сказано, что священник такой-то в одном из приходов освящает дома и изгоняет бесов, что интересно, даже с указанием телефона.

- Ну, а че, может оно и время сворачивает? Должно же мне хоть в чем-то повезти- и Андрей отправился к телефону. Телефон молчал. Отчаявшись, он начал стучать по рычажку. Телефон, наконец- таки ожил, сообщив женским голосом:

- Алле, алле. Коммутатор. Мы вас слушаем. С кем прикажете соединить? Андрею повезло еще раз, потому как он попал все-таки туда, куда надо. Довольно быстро договорившись по всем интересующим стороны вопросам, он повесил трубку. Про себя он отметил, что отец Федор, так звали его собеседника, имеет склонность к частому употреблению буквы "о". Не успел он еще встать, для того чтобы поесть, как зазвонили в дверь.

- Кто бы это мог быть, не ждал вроде никого? - подумал Андрей, идя открывать. За порогом дома клубился густой туман. С близлежащих деревьев падали разноцветные осенние листья. Калитка, как и в прошлый раз, была не заперта, за ней оказался священник. У него была клочковатая ухоженная борода и длинные седые волосы. Серые глаза излучали спокойствие. Багровое широкое лицо с излишне тонким, с горбинкой носом, толстыми, мясистыми губами и дряблыми обвислыми щеками отображало уверенность и некое благодушие. Одет он был в потертую рясу. В руках держал саквояж.

- Здравствуйте. Вы, наверное, отец Федор? Заходите, - сказал Андрей, давая место пройти посетителю. Высказываться на счет столь быстрого прихода он не стал, пообвыкшись уже с фокусами пространства, а теперь уже и времени.

- Здравствуй сын мой, а ты, стало быть, Ондрей.

После такого взаимного представления они отправились к дому. - Не желаете ли что ни будь откушать? - спросил Андрей уже в доме, - я как раз собирался позавтракать.

- Чтож поесть, никогда не мешает.

- Только подождать немного придется, у меня жена, видите ли, в отъезде, так что я сам тут пока управляюсь.

- Тогда я покуда дом твой осмотрю.

После получения согласия каждый занялся своим делом. Впрочем, через некоторое время отец Федор присоединился к Андрею, начав расспрашивать его о том что происходит в доме, более подробно. Андрей начал рассказывать ему, опуская впрочем, самые шокирующие подробности. На протяжении всего рассказа отец Федор кивал головой, давая иногда комментарии типа: - "Ну, это всем доподлинно известно" или "Совсем как у покойного Сергей Сергеевича о восемьсот девяносто пятому годе", что должно было сказать Андрею, что перед ним человек с большим опытом в подобных делах. Покончив с рассказом они сели за стол. Перед трапезой отец Федор произнес краткую молитву, после чего Андрей задал вопрос: - Не желаете ли отче водочки? - получив отрицательный ответ; они принялись есть. Чтобы как-то скрасить трапезу отец Федор с увлечением принялся рассказывать истории из своей жизни. Приняв немножко Андрей через некоторое время начал более внимательно слушать рассказы своего собеседника, так как тот начал употреблять незнакомые ему названия, что не могло быть вызвано тем, что они живут в разное время.

Повернувшись боком, для того чтобы взять хлеба, он заметил боковым зрением, что рядом с отцом Федором кто-то сидит. Прямой взгляд на это место не дал никаких результатов. После нескольких повторений опыта он понял, что незнакомец виден только боковым зрением. Изменив позицию таким образом, чтобы и его гость, и незнакомец были видны одновременно он стал наблюдать за обоими. В это время отец Федор наливал себе уже четвертый стакан водки, причем без помощи незнакомца не обошлось; он делал пассы над священником. Результат действия четырех стаканов водки и работы незнакомца не замедлил сказаться. Отец Федор поведал, как он был горьким пьяницей и в одном из снов к нему пришел Бог и сказал, что он его избранник. Его он желает использовать для борьбы с сатаной, используя врожденную способность видеть чертей под воздействием горячительных напитков.

Под впечатлением этого посещения Федор ушел в монастырь и принял постриг. Себя он уже называл по другому, стиль речей его тоже изменился, и употреблял он сплошь незнакомые Андрею названия. Внезапно все это закончилось. Появился Василий и занял свое место за столом. Незнакомец пропал. Отец Федор потирал лоб, стараясь вспомнить что-то важное для него.

- Что т мне плохо стало хозяин, - сказал он уже своим обычным голосом, - проводи меня в отхожее место, живот что-то схватило.

Проводив священника до туалета, Андрей остался за дверью готовый поспешить на зов в случае чего. Сначала из-за двери доносились булькающие звуки отдаваемого завтрака, потом наступила тишина. После нескольких минут ожидания Андрей постучал в дверь и окликнул священника по имени. В ответ раздались звуки смываемого унитаза и дверь открылась сама собой. Внутри никого не было, и выглядел он, как самый обычный туалет после евроремонта. Андрей был человеком неверующим, но против веры и священников ничего не имел. Поэтому ему показалось возмутительным поведение незнакомца, кто бы он там ни был. Он отправился в обход по дому в надежде, что отца Федора, как и его, могло переместить. Дойдя до кухни, в конце обхода, не обнаружив своего посетителя и его вещей, он увидел обрывок газеты, приколотый ножом в центре стола. На сколько он понял обрывок был из рекламного буклета, раздел " Здоровье, хиромантия и нетрадиционные методы лечения " за этот месяц. В том месте, где нож проткнул бумагу было объявление колдуна черной и белой магии, который умеет снимать порчу, сглаз, а так де изводит полтерлейстные явления, что называется на корню. Это был уже явный намек на следующего посетителя. Решив не поддаваться, как говорится на провокации Андрей включил телевизор. Телевизионные программы на всех восьмидесяти каналах представляли собой винегрет из различных передач всех времен, народов и направлений. Обычно обрывки были длинной не более одной-двух минут.

Когда ему надоел этот калейдоскоп он сел все-таки за телефон и стал звонить по объявлениям. Безрезультатно перебрав всех, кроме отмеченного ножом, он долго сидел, раздумывая звонить или не звонить ему. Рассудив, наконец, что время тянуть бесполезно, тем более что не известно где и когда он находится, набрал номер. Андрей думал уже вешать трубку, когда ему ответили мужским заспанным голосом, и осведомились который час? Потратив некоторое время на извинения он стал излагать сущность своего дела. В процессе разговора они познакомились, причем Марк Амадестович выразил глубокий интерес к истории Андрея, пообещав сразу же, с утра пораньше, примчаться к нему, на чем они и сошлись. Ожидание пробуждения Марка Амадестовича для Андрея продолжалось около суток по его времени, которые он потратил на просмотр программ телевидения, бесцельное брожение по дому и на размышления. Размышления его сводились к нескольким вопросам, на которые он мог ответить с тем или иным результатом.

- Когда все это закончится?

- Видимо тогда, когда незнакомец найдет, то, что ему надо.

- Тогда что он ищет?

- Вначале мотив был хотя бы ясен - взять вазу. Хорошо вазу он не взял, тогда зачем было устраивать все эти кошмары, вызывать священника, а теперь и колдуна?

- Можно предположить шантаж, но как-то это слишком сложно, ваза вон стоит, приходи и бери.

- Тогда ему еще что-то нужно, но что?

- Ладно, пусть он там ищет то, что ему надо, посмотрим, как будут развиваться события. Кстати еще одна интересная деталь: что-то я раньше не замечал у себя такое свойство зрения как видение призраков. Подожди где-то я об этом читал, как же оно называется? По-моему астральное зрение. Интересно оно у меня как действует? Также как и отца Федора под действием алкоголя или еще и в трезвом виде? Пока оно проявлялось только после потребления водочки. Потом Андрей разработал небольшой план действий, который кратко можно было выразить так: Ничему не удивляться, пусть все идет, как идет, тот, кто это устроил все равно к нему рано или поздно, да явится.

Визит Марка Амадестовича пришелся на утро. Андрей только встал и боролся с ванной и туалетом, готовясь поесть после этого.

Марк Амадестович оказался мужчиной средних лет, росточком чуть ниже Андрея. Внешне ничем не примечательный. "Серая мышь" или же скорее серый человечек. Лицо у него было узкое, треугольное, тщательно выбритое. От обозначившихся залысин, окаймлённых чахлой растительностью наповал разило "шипром" Усть-Урюченского разлива. Он был одет в черный с блестками костюм тройку, белую накрахмаленную рубашку, и сияющие черные туфли; в руках он держал дипломат. Поздоровавшись и представившись еще раз они направились к дому. На дворе стояло утро жаркого летнего дня.

- Если хотите, осмотрите дом вам будут интересны некоторые вещи. Единственное - прошу быть поосторожнее с туалетом и ванной, а я с вашего разрешения пойду готовить завтрак. Когда закончите, приходите, если повезет, угощу вас кофе из другого мира - Сказал Андрей, направляясь на кухню. Пока он жарил яичницу из комнат то и дело доносились возгласы типа:

- Колоссально, - или, - вот это да, такого я еще никогда не видел. - Видно было, что Марк Амадестович напал на неиссякаемую золотую жилу. Когда Андрей заварил уже кофе, как и обещал не наш, пришел Марк Амадестович и с горящими глазами начал рассказывать все, что он видел. Андрей, которому все это уже надоело, слушал его вполуха, стараясь больше поесть, чем послушать. И в это время появился незнакомец. Он был полупрозрачен и виден был только боковым зрением, так что разглядеть его получше опять не удалось. На этот раз он дал Андрею доесть, а его гостю выказать все восторги.

- Знаете, - сказал Андрей, начиная мыть посуду, - все это хорошо конечно, перехлесты разных там параллельных миров, разные временные петли там. А мне-то как жить здесь, ведь я не могу даже выйти из этого дома дальше калитки? Или вон, что по телевизору показывают! А в ванной меня съесть пытались. Помогите мне избавиться от всего этого, я уж в долгу перед вами не останусь, а?

- Я постараюсь, конечно - ответил ему Марк Амадестович - но для этого мне кое-что понадобится с вашей стороны - и он принялся занудно перечислять необходимые предметы и алхимические реактивы. В конце концов, обретя, не без помощи Андрея, все, что было нужно, он переоблачился в свою колдовскую мантию, попутно вытаскивая принадлежности лежащие в дипломате.

- Так, все вроде бы готово - сказал он, еще раз проверяя и поправляя вещи лежащие на тумбочке из-под телевизора, приспособленной под кафедру - теперь я попрошу по возможности не мешать мне. Немного подумав, он добавил - не удивляйтесь ни чему, и главное не во что не вмешивайтесь. Сказав это, он взял в руки хрустальный треснувший колокольчик и стал ходить с ним, звоня, по всему дому. Сделав, таким образом, несколько кругов он остановился возле своей импровизированной кафедры, и сделал знак Андрею, чтобы тот удалился. Некоторое время спустя из комнаты послышался невнятный речитатив заклинаний. У Андрея заложило уши, на улице завыли собаки. Постепенно проявился странный отзвук шотландской волынки, переходя от самой высокой ноты все ниже и ниже. Пройдя по улавливаемому человеком диапазону он удалился в область инфразвука, окатывая Андрея волнами неконтролируемого, безотчетного, животного страха. В доме мелодично зазвенели стекла, в комнатах попадали мелкие предметы. Было такое ощущение как будто мимо медленно проходит большегрузный поезд, или происходит маленькое землетрясение. Постепенно перестали падать предметы, у Марка Амадестовича уже начали проскальзывать отдельные русские слова, употребляемые не к месту, смешанные со словами заклинаний. Через некоторый промежуток времени он полностью перешел на русский. Вначале Андрей не мог уловить, о чем идет речь. Нечто знакомое до жути, но с такой страстью, с таким напором в голосе. Шекспир? Нет, не то. Совсем не то. Марк Амадестович читал поваренную книгу. Выйдя из своего укрытия Андрей обнаружил, что незнакомец уже тут как тут. Марк же Амадестович вещал, как правильно приготовить маринованные грибы, как их сушить, замораживать и делать из них порошок. Незнакомец явно надсмехался над ним, а за одно и над Андреем, который стоял, разинув от удивления рот. Видно незнакомцу это все скоро прискучило, так как со стороны ванной стал слышен гул падающей воды. Внезапно дверь распахнулась, давая путь потоку воды. Андрей стоял почти в центре потока, и поэтому видел, как Марка Амадестовича буквально вынесло через входную дверь. Андрей же напора воды совсем не чувствовал. Вода схлынула также внезапно, как и появилась. Одежда на Андрее была сухая, впрочем, как и все вокруг. Все стояло на привычных местах, только входная дверь была распахнута, тихо раскачиваясь на плохо смазанных петлях. Выйдя из дома, он не обнаружил следов воды, впрочем, как и своего гостя, и медленно побрел обратно. В середине пути Андрею услышал голоса у себя за спиной и обернулся.

Его догоняли двое. Удивлению Андрея не было предела: одним из двоих был он сам, собственной персоной. От созерцания себя его отвлек второй человек, которого он почти не разглядел.

- Свяжитесь со мной, обязательно свяжитесь - Сказал он, обращаясь к Андрею первому, передавая ему маленький жесткий прямоугольник. Андрей второй улыбнулся и помахал рукой, после чего они скрылись в доме, захлопнув за собой дверь. Звук закрывающейся двери подействовал на него как звук стартового пистолета для бегуна на короткие дистанции. Возможно, он и установил какой ни, будь рекорд по бегу, но, как не старался не кого не догнал. В доме было пусто и тихо. Немного успокоясь, но, по-прежнему не зная, что и думать о происходящем, Андрей обнаружил в руках листок бумаги. Это была визитная карточка.

Марчелло Синеевич Иванов. Частное агентство темпоральной помощи - значилось на одной половине карточки. На другой - голографическое изображение мужчины. Сверх-свободное одеяние, отдаленно напоминающие древнегреческую тунику. Чем больше Андрей глядел на это лицо, тем больше оно ускользало от него. Андрей встряхнул головой и положил визитку в карман. Но работе мысли так просто уже нельзя было помешать. Перед внутренним взором возник тот же мужчина, но уже в иной одежде и в абсолютно иной обстановке. Ощущение, как будто смотришь на старинную выцветшую картину, покрытую паутиной трещин и припорошенную пылью. Одновременно его обдало потоком образов и эмоций, мелькавших с невообразимой скоростью, воспринимаемых лишь краешком утомленного подсознания. Постепенно эта скорость стала понижаться, как будто человек на той стороне специально подбирал такой режим общения, чтобы было понятно обоим. Наконец все это остановилось, сформировавшись в вопрос или утверждение, которое словами можно было выразить примерно так: - Я очень рад с вами общаться, но мне очень трудно это делать в вашем случае. Постарайтесь кратко и образно выразить суть вашего дела ко мне. Андрей не знал, как это делается, поэтому стал просто вспоминать все, что с ним произошло с позавчерашнего вечера. Вначале видимо это ему не очень удавалось, так как он улавливал, вопросительные эмоции. Потом, приноровившись, он начал воспринимать другое, это было похоже на понимание, иногда на сочувствие. Закончив свои воспоминания Андрей почувствовал, что его поняли и могут помочь. Контакт угас, но Андрей остался в убеждении, что его собеседник скоро появится.

- Бывает же такое. Рассказал бы кто, чокнутым, наверное, посчитал бы. Нет после того, что со мною было, уже, наверное, не посчитал - Подумал он, выходя из состояния "сеанса связи", и стал ждать прихода Марчелло Иванова. Ждать пришлось совсем недолго. Андрей не успел даже решить, как звучит имя, дающее такое интересное отчество - Синеевич. Гость прибыл также, как и все остальные. Идя к калитке порядком, вымотавшийся Андрей вспоминал как "ушли " предыдущих посетителей, и размышлял, как будет с этим. За калиткой стоял эдакий веселый беззаботный бородач в кремовых шортах и такой же безрукавке с большим количеством карманов, многие из которых были пусты. Славянские черты лица. Белесовато-русые волосы, карие очи. Весь он был по здоровому загоревшим, и излучал уверенность и скрытую силу. Весь его облик располагал к себе. Жалко будет если его "проводят" также как и остальных, - подумал Андрей проделывая формальные действия, которые полагаются при знакомстве людей.

- Послушайте Андрей, а как вы вышли со мною на связь? Я с людьми вашей эпохи еще не работал.

- С помощью вот этой карточки, - ответил Андрей, вытаскивая из кармана визитку, - не знаю, как это получилось, но ее мне дали вы, около часа назад.

- По-моему времени - добавил он, несколько смущенно, сам не ведая почему.

- Непонятно. Я здесь еще не был. - Сказал Марчелло с недоумением.

- Очень просто. Вон смотрите, я уже проявляюсь, и вы мне тому, час назад отдадите карточку. Все случилось так, как и видел Андрей час назад. Входя в дом, он закрыл за собой дверь. Марчелло желая что-то проверить, открыл ее. За дверью никого не было. Встряхнув головой он попросил Андрея рассказать все с самого начала, так как не совсем понял, когда тот выходил с ним на связь. Андрей проводил гостя на кухню, принявшись в сотый раз пересказывать все с самого начала. Когда он добрался до вазы, Марчелло пожелал ее увидеть.

- Да-да, это она самая - Иванов походя, одарил Андрея белозубой улыбкой.

- Понимаете, я сейчас как раз веду дело по ней.

Тут он начал рыться в многочисленных карманам, наконец, извлекши очки, белые полусферы вместо обычных линз, отдаленно напоминающие половинки шариков от пинпонга, только большего размера. Надев их Марчелло стал ходить по комнатам.

- Интересно, - наконец сказал он, снимая свои очки. - Я, конечно, видел все это по отдельности, но все вместе еще не приходилось, у вас прямо Перекресток Кентавра какой-то.

- Думаю я смогу вам помочь, - обнадежил он Андрея, доставая из одного из карманов плоскую черную коробочку, наподобие пульта управления к телевизору, только с одной зеленой кнопкой.

- Это вашему незнакомцу. - Сказал он, укладывая аккуратно пульт на тумбочку.

- Я думаю, он сможет ею воспользоваться. В это время появился незнакомец, видимо почувствовав, что о нем говорят.

- Знаете, Андрей вся эта история немного запутана, но я вижу, что лично для вас она закончится очень хорошо. С этими словами Иванов выудил из карманов еще один пульт.

- До свидания Андрей я думаю, что мы с вами еще встретимся. Он нажал кнопку на пульте и начал медленно растворяться в воздухе.

- Стойте! Стойте! А как же я? - закричал Андрей, хватая воздух в том месте, где только что стоял Марчелло. Но было уже поздно. В это время недалеко от Андрея начал материлизовываться человек, не давая ему времени для раздумий. В одной руке он держал пульт, нажимая на зеленую кнопку, в другой держал поводок. Около его ноги сидело крупное, незнакомое Андрею животное.

Пока шла материализация он успел хорошо их разглядеть. Это без сомнения был его мучитель, тот самый дирижер возле вазы, тот самый незнакомец. В вылинявших джинсах и свитере неопределенно темного цвета. На ногах были мягкие коричневые туфли. Лицом он был похож на своего питомца. Или же питомец являлся гротескной копией хозяина? Немытые, сальные патлы стянуты в плохо собранный на затылке хвост. Отдельные пряди лезут в слезящиеся зеленоватые глаза, так что незнакомец вынужден их постоянно отбрасывать со лба назад. Хиппи, одним словом. Полностью проявившись, он положил пульт в карман джинсов. На лице появилась приторная, ехидная улыбка.

- Эта кошечка умеет делать больно не только своими красивыми зубками - сказал незнакомец отеческим тоном - так что не советую вам проявлять чрезмерную активность, она этого не любит. Андрей ненароком встретился глазами с кошечкой незнакомца.

Она, в свою очередь пристально посмотрела на Андрея своими зелеными глазами. Одновременно он почувствовал чье-то прикосновение к своему разуму. Это неприятное ощущение сразу же прошло. Незнакомец дернул за поводок, сказав кошечке приказным тоном:

- Нельзя!

И обращаясь к Андрею, уже почти ласковым тоном и с ухмылкой, продолжил

- Так что, если будете вести себя нормально, мы договоримся. Установилось недолгое молчание, в течение которого лицо незнакомца приобрело деловое выражение.

- Проводник я наконец-таки нашел, теперь меня держит здесь только ваза.

- Заходите и берите, кто вам помешает с вашей-то милой кошечкой? - ответил недоуменно Андрей, показывая на спутника незнакомца.

- Вот, что, правда, то правда - взять ее мне никто не помешает, но взять-то я ее и не могу. После моего неудачного обмена, в результате которого я, кстати, и потерял проводника, Некто поставил поверх моей защиты еще одну. Я конечно не склонен предполагать, что это были вы - нет у вас таких способностей.

- Ну, это, уж извините, ваши проблемы, кто там чего поставил, вы заварили эту кашу, вам и расхлебывать - перебил его Андрей с негодованием.

- А вот здесь вы ошибаетесь милейший Андрей Сергеевич, это уже ваша проблема найти, кто это сделал. Я, знаете ли, могу немного подождать в ином месте, где время течет чуть-чуть по-другому, а вы останетесь здесь. Правда, интересное место? - спросил с ехидством незнакомец, - а ведь, можно добавить, что ни будь эдакое, пооригинальнее, но так, чтобы упаси бог, с вами ни чего не случилось. Это я могу вам легко устроить, и тогда теперешнее положение покажется вам раем. Последние слова он обронил с явным наслаждением. В душе Андрей вынужден был признать правоту слов незнакомца, вспомнив о случае с русалками.

Видя что Андрей задумался над его словами незнакомец продолжил:

- Я смотрю вам надо поразмыслить над моим предложением. Хотя ваза взамен на освобождение - не такая уж большая плата. Устал я, знаете ли, от вашей веточки пространства, и того времени, где я застрял. Встретимся где-то через недельку, по вашему времени, а я испытаю свой новый проводник, он кажется мне более удобным, чем использование услуг животных. С этими словами он нажал на зеленую кнопочку, видимо ожидая потрясающего театрального эффекта, при своем исчезновении. Но никакого театрального эффекта не вышло. Он по-прежнему стоял не собираясь растворяться в воздухе, как это сделал Марчелло. Он стоял и тупо нажимал на спасительную кнопочку. Их с Андреем шансы уровнялись, не считая конечно милой киски возле ног незнакомца. Внезапно хиппи отбросил пульт в сторону, присел и, взявшись за ошейник своего питомца обеими руками дико заорал:

- Я убью его!!! Вы слышите? Если мне не дадут прохода, я убью его. Еще миг назад, сидевшая спокойно большая кошечка, уже вырывалась из его рук, свирепо рыча на Андрея. Внезапно все замерли. Со стороны это, наверное выглядело живописно: человек стоящий на одном колене, подле вырывающегося зверя, и удерживающий его, а перед ними другой человек застывший в бессилии, как-то защитится от них. Ощущения были довольно неприятные. С одной стороны, перед тобой смертельно опасный зверь хоть и остановившийся как в стоп кадре но готовый бросится на тебя в любой момент, с другой полное отсутствие свободы движений.

Сзади со стороны кухни послышались шаги нескольких человек. Когда один из них поравнялся с Андреем он вдруг ощутил свободу.

Тем временем новый незнакомец в черном плаще и черной же шляпе подошел к скульптурному изваянию со словами:

- А Монио, старый знакомый, давненько тебя не было видно, я уж думал, пропал ты. А ты оказывается здесь застрял. Кстати, прекрати разыгрывать древнегреческую трагедию. Публика не та собралась, да и убийца из тебя ... Ладно, потом разберемся где ты взял такого серьезного компаньона. Оценивающие оглядывая кошечку, уже назидательным тоном он продолжил:

- Кстати, у нас тоже появились новые помощники. С этими словами он с осторожностью вытащил откуда-то из-за пазухи маленького оранжевого зверька, с кисточками на острых ушках. Зверек повернул довольно симпатичную мордочку к Андрею. Андрею показалось, что тот улыбнулся ему и подмигнул. В тоже время он почувствовал опять прикосновение к своему разуму. На этот раз это было почти ласковое прикосновение.

- Ребята забирайте его, - сказал незнакомец в шляпе, пряча своего друга обратно, и одновременно увлекая Андрея в зал. По пути Андрей оглянулся и увидел как трое в незнакомой форме скручивают Монио.

- Как вы очевидно догадались э ... , - незнакомец сделал паузу, давая Андрею назвать себя.

- Андрей, просто Андрей.

- Рад, очень рад. Мое же имя Криони.

- Так вот Андрей мы из полишн. Я уверен, что у вас это называется по-другому, но уверен, что вы меня поняли.

- Если вы имеете в виду борьбу с преступниками, то это у нас называется милиция.

- Это может называться как угодно, но суть остается неизменной. Кстати вы правильно сделали, послав своего охранителя за помощью.

- Извините, я не понимаю вас, я ни кого, ни куда не посылал. - Тут уже пришла очередь удивляться Криони.

- Извините а ...? - и он показал на диван. Там не кого не было, впрочем поворачивая голову, Андрей заметил боковым зрением домового. Тот прыгал на диване как на батуте, явно этим наслаждаясь.

- А понял, кого вы имеете в виду. - Ответил Андрей с улыбкой, - но я, правда, его не о чем таком не просил. В это время в комнате появился Василий. Он прошел мимо них прямо к дивану и начал там играть с домовым, и, кстати, это у них довольно неплохо получалось.

- Андрей не знаю, как у вас называется ваш черный друг, у нас это очень редкие животные, которые обладают очень большими возможностями. - Теперь он уже глядел на Андрея с изумлением.

- Его зовут Василий. В основном он мышей промышляет и окрестных котов гоняет, а вчера спас меня от съедения. - Ответил Андрей с теплыми нотками в голосе. Назидательным тоном Криони ему ответил:

- Берегите его Андрей, он еще не раз принесет вам удачу. Очень рад был бы еще поговорить с вами, но меня ждут. - Показывая рукой за спину, где все еще копошились его подчиненные, - а мне надо еще все привести здесь в порядок. Поэтому очень прошу вас не мешать мне. Тон его последней фразы был уже несколько повелительный. Криони подошел к дивану и некоторое время стоял там. Андрей применил свою находку с боковым зрением и успел заметить, что они с домовым вроде общаются. На некоторое время он потерял домового из виду, и обнаружил его уже около вазы. Андрей не понял, что он там делает, но ваза вскоре потеряла свое изумительное голубое свечение и начала, как в начале, трещать и шипеть. Как видно и Криони приложил руку к этому процессу. Внезапно стало темно, и комната расширилась до музейного зала. Пьедестал, где раньше стояла ваза, был пуст. В окно светила уже ущербная луна. Водрузив вазу на место, и закрыв выход в музей, Криони засобирался. Похоже, время тоже постепенно возвращалось в привычное русло. За окнами дома, как и в ту памятную ночь, стояла полная луна.

- Андрей нам надо уходить. Ваш охранитель доделает тут кое-что и проводит Вас. До свидания. И еще, если вам захочется поработать у нас - милости прошу. У вас есть данные к нашей работе. Надумаете, пошлите весточку. С этими словами он показал рукой на домового, который в лунном свете стал хорошо виден. Пожав Андрею руку Криони удалился со своими спутниками в направлении кухни. Когда в доме все затихло к нему подошел домовой.

- Пойдем Сергеич, пора заканчивать это веселье. - Услышал Андрей в голове его голос. Михалыч взял его за руку, и они вышли из дома. За калиткой остановилась машина. Некоторое время слышались голоса, потом забренчали ключи в калитке.

- Спрячься здесь, я скоро вернусь.

Домовой ушел сквозь стену, а Андрей стал наблюдать сцену своего прихода.

Михалыч вернулся вскоре, после того, как проводил пьяного, еще не о чем не подозревающего Андрея из прошлого сквозь двери.

Вновь взяв его, как маленького, за руку, домовой довел Андрея из настоящего до входной двери, где и растаял в воздухе.

Вероятное Прошлое и вероятное Настоящее слились воедино. Дверь была не заперта, ключи висели на своем законном месте.

Тумбочка из-под телевизора стояла на том же месте, где они оставили ее с Марком Амадестовичем. На ней лежал пульт с зеленой кнопкой, а рядом ровненькая стопка долларов, поверх пожелтевшего газетного листа. Одна маленькая статья в газете была обведена рамочкой. Какого года газета возможности выяснить не было, но где-то до смены алфавита. В статье говорилось о странной пропаже, и подобном же странном возвращении ценнейшей вазы из Шенаиньского фарфора, подаренной государю-императору китайским послом.

- Нет, хватит с меня, - сказал Андрей, обращаясь неизвестно к кому. Все свои находки он оставил там, где они и были. Андрей зашел в зал и завалился на диван в полном расслаблении. Последней его осознанной мыслью было:

- А Михалыч классный мужик. Надо бы ему пузырь поставить что ли.

От автора

Выражаю признательность Александру и Михаилу Литвиненко за оказанную помощь в создании иллюстрации и стилистическую правку этого рассказа.

Спасибо за то, что вы прочли, или хотябы заинтерисовались моим рассказом. Я буду очень рад услышать ваши отзывы по адресу: oleg-sh@yandex.ru

15 марта 2000 г.

Шевцов Олег

Вернуться в библиотеку